Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:37 

"Притяжение"

Я слышу шаги бога смерти. ©
Название: «Притяжение»
Автор: tigra77
Бета: бечено
Персонажи: Шиффер Улькиорра, Иноэ Орихиме, Гриммджоу Джаггерджек, Ичимару Гин, Айзен Соске, Ноитора Джируга, Сзаэль Аполло Грантц, + упоминается Куросаки Ичиго, Исида, Рукия, Ренджи и Чад. (в конце)
Пейринг: Улькиорра/Орихиме (основной), намёк на Гримм/Химе
Жанр: romance, ангст, хентай
Рейтинг: R, NC-17 (будет), а пока PG-13
Фендом: Bleach
Дисклеймер: от прав отказываюсь
Статус: в процессе
Примечание: возможен некоторый ООС, но я старалась не отходить
Действие происходит после ухода Ичиго из Хуэко Мундо, последние события в манге не учитываются.
Размещение: без моего согласия НЕЛЬЗЯ!


Глава 1.

Иноуэ стояла у окна, наблюдая, как лунный свет просачивается через решётку в комнату, освещая всё мутно-белёсым светом и выбеливая её хрупкую фигурку. Она могла стоять так часами, до боли в глазах вглядываясь вдаль, в надежде увидеть хоть что-то, но пустыня была по-прежнему безжизненна. Она давно перестала считать дни и границы времени, проведённые ею здесь, стёрлись, превратившись во что-то зыбкое и размытое.
Стук в дверь и голос: «Я вхожу» на время вывели девушку из оцепенения. Послышался звук открываемой и закрываемой двери, тихие шаги и мелодичное позвякивание столика на колёсиках, на котором привозили еду. И снова скрип двери, секунда – и они остались одни.
- Время есть, - тусклым, безэмоциональным голосом произнёс Улькиорра.
Орихиме не ответила, вновь погрузившись в свои мысли. Прошло несколько минут полной тишины, прежде чем арранкар повторил:
- Время есть, женщина.
Это его обращение – «женщина», возымело некоторый эффект – девушка неохотно повернулась к нему лицом.
Он стоял позади, всё так же равнодушно глядя мимо неё в пустоту комнаты. Невысокий, с бледной, абсолютно белой кожей, в меру широкими плечами и узкой талией, с длинными руками и одетый во всё белое, Четвёрка казался призраком, невесть зачем явившимся ей. Хрупкие пальцы, чёрная круглая дыра в горле и осколок костяной маски с рогом ещё больше усиливали это впечатление. Лишь бездонные тёмно-зелёные глаза с дорожками «слёз» на щеках, резко выделяющиеся на мертвенно-белом лице да тонкие серые губы придавали ему схожесть с человеком. Но, несмотря на кажущуюся внешнюю хрупкость, он обладал очень сильной реяцу.
Улькиорра был единственным, кто скрашивал её одиночество в Лас Ночес. Айзен Соске был не в счёт, хотя она и попала сюда по его воле. После того, как она восстановила левую руку Гриммджоу, Владыка больше не вызывал её к себе, что само по себе радовало. Однако то, что по воле же Айзена её смотрителем был назначен Квадра Эспада, радовало её не меньше. Это был наилучший вариант из всех возможных, и она могла не опасаться за свою жизнь, во всяком случае, пока. Другие же члены Эспады вызывали у неё состояние дикого ужаса. Шиффер приходил каждый день, чтобы накормить её, даже если она была не голодна. Первое время пленница пыталась отказываться от еды, пока однажды он не пригрозил, что заставит её принять пищу силой. Сказал абсолютно равнодушно, но было в его тоне что-то, заставившее девушку передумать. Да к тому же перспектива быть насильно накормленной своим тюремщиком не показалась ей особенно радужной, поэтому Иноэ покорно заставила себя съесть немного того, что было на тарелке.
Но сейчас она и вправду не хотела есть. Улькиорра не понимал причины её отказа. Айзен-сама приказал, чтобы пленница была жива, а для этого ей необходимо было питаться. Почему же она тогда не ест? Он не знал, что значит «быть сытым». Арранкары не употребляли пищу так, как это делали люди – они питались низшими Пустыми, поглощая их энергию и силу. Он попросту не представлял себе, как можно «наесться до отвала». А с учётом того, что он приходил каждый день и кормил её по нескольку раз, становилось понятно, почему она не хотела есть. Было бы понятно, но Квадра не понимал. Не мог понять.
- Ты хочешь, чтобы я накормил тебя с ложечки?
Вопрос так и остался висеть в воздухе – Орихиме не ответила, вновь повернувшись к окну. Приняв молчание как согласие, Четвёрка взял тарелку и, положив в неё немного еды, уже хотел было подойти к девушке с намерением осуществить задуманное, когда та дрожащим голосом выдавила:
- Нет-нет, пожалуйста, не надо. Я и правда не голодна. – Орихиме казалось, что печальные зелёные глаза видят её насквозь. – Прошу вас…
Айзен-сама приказал Шифферу приглядывать и заботиться о ней. Хочет она того или нет, но она будет есть.
Улькиорра поставил тарелку обратно на столик и неторопливо двинулся в её сторону. Когда он подошёл почти вплотную, Иноуэ отступила назад. Арранкар продолжал наступать, а она – пятиться, пока неожиданно её ноги не подкосились и она не начала оседать на пол. Словно в замедленной съёмке, девушка смотрела, как земля уходит из-под ног, а потолок и стены наклоняются под острым углом, мысленно приготовившись встретиться с холодной плиткой. Но удара не последовало. Вместо этого она почувствовала, как сильные руки подхватили её, не давая упасть на пол, когда Улькиорра осторожно донёс её до дивана. Не очень понимая, почему он так сделал, Орихиме присела на сиденье, всё ещё ощущая прикосновения его хрупких пальцев на своей коже, хотя он уже убрал руки, привычным жестом засунув их в карманы хакама и отойдя к столику. «Странно… я думала, он холодный», - пронеслось у неё в голове. Ей казалось что, если у него белая кожа и он Пустой, то и его тело должно было быть холодным, мёртвым. Но он был живым, без сердца, живым и… тёплым. От такого неестественного сочетания у неё по спине поползли мурашки. Не отрываясь, девушка смотрела, как он взял палочку, нанизав на неё еду, направился к ней, и поняла, что всякое сопротивление бесполезно. Смотрела, очарованная его грацией и осознанием собственной силы. Арранкар подошёл к дивану и сел рядом, держа в одной руке тарелку, а в другой – палочку.
- Я не… - начала было она, но вовремя осеклась, увидев что-то, мелькнувшее в его глазах, отчего ей захотелось провалиться сквозь землю. – Хорошо, только чуть-чуть.
Шиффер едва заметно кивнул и поднёс палочку к её лицу. Орихиме послушно приоткрыла рот и, захватив губами кусочек пищи, стала медленно, пересиливая себя, пережёвывать. Ей казалось, что еда, как назло, была как резиновая, и прожевать её стоило ей усилий. Четвёрка наблюдал, как во время еды менялось её выражение лица – сначала отрицание, покорность, слабая попытка показать, что ей понравилось, и, наконец, отвращение, когда она прожевала. Смотрел, как она, чуть поморщившись, проглотила кусок и видел пытку, отразившуюся в её глазах. Похоже, она на самом деле не только не хотела, но и не могла есть. С такими мыслями Квадра встал и, подойдя к столику, поставил на него блюдо с палочками. Иноуэ с облегчением выдохнула – кормёжка была окончена. Уже у двери арранкар обернулся и добавил:
- Я приду завтра. – С этими словами он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Ещё некоторое время она слышала его тихие шаги в коридоре, но вскоре и они стихли. Она снова осталась одна.
Человек ко всему привыкает. И Иноуэ тоже привыкла. Привыкла видеть его каждый день, слышать его редкие замечания, смотря в кажущиеся грустными глаза. Привыкла к нему, уже не опасаясь, что он навредит ей, в отличие от других Эспада, которые так и жаждали поиздеваться над ней. Ещё было свежо воспоминание о том времени, когда Ичиго, Чад, Исида, Ренджи и Рукия вторглись в Хуэко Мундо, чтобы спасти её. И она помнила всё, что случилось тогда, когда Куросаки проиграл Улькиорре, и как Гриммджоу вытащил её из заточения, чтобы она излечила возлюбленного, для того чтобы сразиться с ним самому. Помнила ужас, охвативший её, когда Улькиорра неожиданно возник у них за спиной, когда под овальным оранжевым куполом лежало тело Куросаки, когда она отрицала его смерть. Его обычно холодный голос: «Что ты делаешь?» показался ей тогда ледяным, и страх сковал целиком. Помнила хищный, злорадный оскал Сексты, маленький фиолетовый кубик-ловушку, в которую попался Четвёрка, и удушающую хватку стальных пальцев на горле. Помнила бой Ичиго и Джаггерджека и поражение последнего. Она ничего не забыла. И хотя прошло уже столько времени после их ухода, она всё ещё надеялась, что они снова вернутся за ней. И этот огонёк надежды был тем единственным, что освещало её существование здесь, в этом сером мёртвом мире с искусственным солнцем. Ведь не будь купола, покрывающего город-дворец Владыки, - и всё погрузилось бы в непроглядную, жуткую тьму, населённую не менее страшными тварями.
Улькиорра наблюдал за девушкой из башни напротив, благо её, стоящую у окна и освещённую луной, было хорошо видно. Он уже не первый раз приходил сюда, откуда был хороший обзор. Айзен-сама дал ему приказ приглядывать за ней, чем он и занимался. Четвёрка не понимал, зачем пленница постоянно стоит у окна и выбрал себе наблюдательный пункт в стороне. Так они и смотрели, каждый в свою сторону – она – вдаль, а он – на неё. Он ведь не знал, что ей может быть одиноко, он попросту не понимал этого. Арранкары – одиночки по жизни, и только появление Айзена изменило их привычную жизнь, когда они стала собираться вместе или исполняли приказы. Но на этом их взаимодействие заканчивалось. Шиффер не представлял себе, что значит – думать о ком-либо, кроме себя и Бога, не знал, что значит – обрести и потерять друзей. Однако, глядя на неподвижный силуэт в окне, он чувствовал, что начинает думать о пленнице больше, чем следовало бы. Но, как ни странно, первым, кто догадался, что Орихиме одиноко, был Секста Эспада.
Однажды, когда она всё так же стояла у окна, дверь сзади громко хлопнула об стену. От испуга у девушки чуть не остановилось сердце, но ещё больше её ужаснул тот факт, что на пороге вместо Улькиорры оказался Гриммджоу. Хищно оскалившись и засунув руки в карманы, он вошёл в её комнату и встал, небрежно опираясь спиной об косяк.
- Эй, женщина! – Грубый, насмешливый голос резанул тишину, отчего девушка вся сжалась, словно ожидая удара, - пошли!
- К-куда? – Собравшись с духом, проскулила она.
Джаггерджек зарычал:
- Я не привык повторять дважды, женщина. Если я приказал тебе подойти – иди, иначе я потащу тебя силой!
Орихиме зажалась ещё больше, когда голубоволосый шагнул к ней. Он видел, что она его боится, и чувствовал своё превосходство над слабой, беззащитной девушкой. Свирепые голубые глаза скользнули взглядом по её фигуре, задержавшись на пышной груди. Иноуэ передёрнуло, когда она увидела, что он облизнул губы.
- Женщина… - угрожающе начал он.
- З-зачем?
- Узнаешь. – И, больше не церемонясь, арранкар схватил её за руку, больно сжав запястье, и потащил из комнаты.
Так, таща её за собой, они вышли в коридор, и ей пришлось напрячь все силы, чтобы поспевать за ним. Через несколько минут быстрого бега, Орихиме, задыхаясь, прохрипела:
- Пожалуйста, отпустите меня, мне больно.
Гриммджоу, до этого державший её стальной хваткой, разжал пальцы. Иноуэ выдернула руку – на тонкой коже кисти уже начали проступать красные пятна, грозящие в скором времени превратиться в синяки. И пока он смотрел, как она растирает запястье, разминая затёкшие пальчики, что-то, похожее на укол совести, скребануло внутри. Отдышавшись, девушка уже более ровным голосом произнесла:
- Я могу идти сама.
Арранкар ничего не сказал, только развернулся и пошёл вперёд, зная, что она последует за ним. И пока они шли по узким гулким коридорам, кажущимся ей бесконечными, он не проронил больше ни слова. Наконец в одном из переходов показался поворот направо, и они свернули туда. Проход был тёмным, но коротким, и впереди ярким пятном светился выход. Джаггерджек замедлил ход, а потом о вовсе остановился, пропуская свою спутницу вперёд, когда она выбежала на просторный балкон.
Слепяще-жёлтое солнце и яркое голубое небо на мгновения ослепили Иноуэ, но вскоре зрение вернулось, позволив ей оглядеться. Она стояла на открытой округлой террасе, встроенной в большое цилиндрическое здание. Повсюду, насколько хватало глаз, возвышались сферические купола и башни странной формы с плоской, словно бы обрубленной вершиной, пространство между которыми заполняли низкие квадратные строения с узкими окнами-бойницами. Город Пустых – Лас Ночес. А за высокой стеной, широкой лентой опоясывающей город, виднелись вдали серые, искрящие на солнце холмы пустыни. Джаггерджек так и остался позади, скрытый тенью перехода и явно не горящий желанием выдать Айзену себя, выведшего пленницу на прогулку, и наблюдающий за искренней радостью, которой так и светилось её лицо. Ему казалось, что он тоже чувствует волны восторга, переполняющие девушку. Это было странно – чувствовать чужие положительные эмоции для него, всю жизнь излучавшего злобу и агрессию. Через некоторое время Гриммджоу спокойно произнёс: - Нам пора.
Орихиме оторвалась от созерцания окрестностей и, согласно кивнув, повернулась к нему, ждущему её у выхода на балкон. Когда она подошла ближе, арранкар молча протянул ей руку. Чуть поколебавшись, она робко вложила свою ладошку в его сильную, мужскую ладонь. От резкого перехода из света в тень у неё потемнело в глазах и закружилась голова, и, если бы её не поддерживали, то она бы просто упала. Он отпустил её только тогда, когда они дошли до тускло освещённого коридора, и дальнейший путь до комнаты прошёл без приключений. Девушка молчала, думая о прогулке и о том, почему она сама взялась за предложенную им поддержку, а арранкар вспоминал ощущение её живого тепла в своей ладони. Он не ожидал от себя такого поступка и уж тем более опешил, когда она приняла от него помощь. Что это было? Доверие? После того, когда он насильно тащил её по коридорам, она должна была бы по идее шарахаться от него в сторону, а вместо этого позволила ему вести себя. Или это её благодарность за то, что он позволил ей выйти из заточения и вывел на воздух?
Дойдя до комнаты, Шестёрка остановился, но Иноуэ, шедшая сзади и сосредоточенно смотрящая в пол, этого не заметила, ткнувшись носом ему в плечо. Гриммджоу издал звук, больше похожий на рычание.
- Ой! Извините пожалуйста. Я… Я задумалась, - краснея и запинаясь, пролепетала девушка.
Рычание, заклокотавшее было в его горле, сменилось на раздражённое шипение:
- Мы пришли, - сказав это, Джаггерджек с силой распахнул дверь, снова с жалобным треском впечатавшуюся об стену. Похоже, по-другому обращаться с окружающими его предметами он не умел. Орихиме повернулась к нему лицом и, робко заглянув в безжалостные голубые глаза, тихо спросила:
- Почему?
Он дёрнул левым плечом:
- У меня перед тобой должок был, а я не люблю быть кому-то должен.
- Спасибо вам.
Тот усмехнулся в ответ:
- Зато теперь хоть есть будешь. – С этими словами Секста втолкнул девушку в комнату и закрыл за ней дверь. Нужно было спешить – скоро должен был появиться Шиффер, а Гриммджоу, мягко говоря, не очень хотелось встречаться с ним сейчас. Оказавшись в комнате, Орихиме несколько секунд постояла, привыкая к полутьме, затем подошла к дивану и, скинув обувь, легла на него.
Улькиорра, по своему обыкновению, выглянул из соседней башни, ожидая увидеть ставший привычным силуэт, но проём был пустым. Странно. Сколько он её помнил, она всегда стояла у окна, и её отсутствие могло означать два варианта – либо она спит, чего раньше никогда не случалось днём, или ей стало нехорошо, либо её нет в комнате. И оба варианта были для него неприемлемы. Если первое – он приведёт её в чувство, а если второе…. Он знал только одного из Эспады, который мог без его ведома прийти к ней, как он уже и поступил однажды, во время вторжения Куросаки в Хуэко Мундо, впоследствии, правда, дорого заплатившего за свою выходку. В любом случае, необходимо было срочно проверить, и Квадра быстрым шагом направился туда. Уже у самого входа он почувствовал след знакомой реяцу – Гриммджоу был здесь.
Негромкий стук и его обычное предупреждение: «Я вхожу» остались без ответа. С каким-то непонятным и незнакомым ему чувством тревоги перед неизвестным арранкар открыл дверь и вошёл в комнату, ища взглядом знакомую фигурку. И только пройдя вглубь, он увидел её. Орихиме спала, свернувшись калачиком на диване, её лицо разгладилось и выглядело умировотворённым, а на губах играла лёгкая полуулыбка. Улькиорра постоял рядом некоторое время, затем развернулся и вышел из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь. Когда она проснётся, он придёт к ней снова.

@темы: пейринги, Эспада, Фанфикшн, Улькиорра, Гриммджоу

Комментарии
2008-12-18 в 23:45 

DicoViNk@-18
Спокойна как Удав)))Каа
крутя...жду продку)))

2009-05-14 в 13:01 

Ну вот... Все так красиво начиналось, а где прдолжение?

URL
2009-05-14 в 13:14 

Я слышу шаги бога смерти. ©
Гость, здесь Вообще на лиру, но серв сейчас недоступен, а бличпортал у меня безбожно висит.

   

Hueco Mundo - Тайны Эспады

главная